имя пароль


Evagifts.ru Подарки в Самаре Для вас недорого прокат автобусов в киеве без проблем.

Эйлет УОЛДМАН «ИГРА ВСЛЕПУЮ»

Эйлет УОЛДМАН «ИГРА ВСЛЕПУЮ» - М.: Издательство Эксмо. 2004. – 240 стр. Тираж 4000 экз.

 

Этот странный, но увлекательный детектив построен вокруг той генетической болезни, которая распространена  преимущественно среди евреев-ашкенази.  

Есть такая болезнь Тея-Сакса – наследственное заболевание, носителем которого является примерно один из двадцати пяти евреев европейского происхождения. Если у двух носителей будут общие дети, то один шанс к четырём, что у них родится ребёнок, который умрёт от болезни Тея-Сакса. Эта болезнь всегда смертельна; обычно ребёнок умирает к пяти годам, безнадёжно проболев большую часть жизни. Сейчас в США можно просто сдать кровь на анализ и узнать, являешься ли ты носителем болезни.

Так делает большинство пар в Штатах.

 

Кстати, стандартный генетический анализ в США  включает в себя проверку на три болезни – кистозный фиброз (муковисцидоз), болезнь Тея-Стокса и болезнь Канавана-ван Богерта (наиболее часто болезнь Канавана встречается также у евреев ашкенази).   

Существует в среде ашкенази ещё и болезнь Ниманна-Пика – тоже наследственное заболевание, которое может приводить не только к расстройству центральной нервной системы, но и к нарушению функции печени и селезенки. Тоже очень часто заканчивается летально, но к детективу отношения не имеет.

БолезньТея-Стокса встречается и у остальных народов, но примерно в сто раз реже.

 

Очень хорошо выписана автором типичная любовь еврейской мамы к своим детям – сочетание «свирепости с одержимостью» (цитирую Э. Уолдман).

 

Самоубийство молодого тренера полиция готова списать в архив, но одна из его подопечных не согласна с таким решением. Адвокат Джулиет Эпплбаум берётся за собственное расследование.

В тексте книги встречается и замечание автора (сделанное от имени Джулиет)  о том, что её никогда не отказывались брать на работу или отказывался с ней дружить из-за того, что она еврейка, никто её не обзывал жидовкой – за всю свою жизнь она никогда не сталкивалась с предрассудками на почве национальных различий. Она вышла замуж за протестанта с английскими корнями и практически не задумывалась об антисемитизме пока не начала это расследование.

 

Тем на менее – вся книга построена на болезненных национальных комплексах.

 

Виктор ПЕЛЕВИН «S.N.U.F.F.»

250.jpeg

Виктор ПЕЛЕВИН «S.N.U.F.F.» - М.: Эксмо, 2012. – 480 с. Тираж 150 000 экз.

Для того чтобы дать читателям как можно более точное представление об этой книге, я попытаюсь рассказать о ней только цитатами из текста (без всяких личных комментариев).

Если вам будет любопытно, то вы найдёте возможность прочитать полную версию.

Действие происходит в далёком будущем. Государство Уркаина живёт ни шатко, ни валко. Уже давно мир поделен на «низ» (Уркаинский Уркаганат) и «верх» (Биг-Биз).

Для обитателей Уркаины - урков (орков) придуман специальный официальный язык делопроизводства: «верхне-среднесибирский». Сочинили его обкуренные халтурщики-мигранты с берегов чёрного моря на базе украинского с идишизмами, но зачем-то пристегнули к нему очень сложную грамматику, блуждающий твёрдый знак и семь прошедших времён.

Теперь вся уркская бюрократия с этого языка кормится, и горло за него перегрызёт.

Бюрократ сперва десять лет этот язык учит, зато потом он владыка мира. Любую бумагу надо сначала перевести на верхне-среднесибирский, затем заприходовать, получить верхне-среднесибирскую резолюцию от руководства – и только тогда перевести на повседневный язык просителей. И если в бумаге есть хоть одна ошибка, её могут объявить недействительной.

Орки боятся своих мертвецов. Кто-то вбил им в голову, что каждое их поколение обязательно предаёт предыдущее, и страх предков стал у них подобием коллективного невроза.

Гадают по книге «Дао Песдын» (не путать с одноименным стилем рукопашного боя). Управляет каганатом славная династия Просров и Главный каган Рван Дюрекс (под охраной ганджубесеркеров). А простые гвардейцы жрут отруби с соломой, в лучшем случае картофельные очистки.

Провинившихся по-крупному - варят в говне.

Жители надземного офшара «Биг-Биза» (интеллектуалы) заняты сложным творчеством – они производят снаф: гибрид новостей и художественного фильма. И новостям этим верят. Картины, которые создают мастера снафа, становятся правдой не потому, что в неё верят, а потому, что думать по-другому было не безопасно. Люди искали в информации не истины, а крыши над головой. Надёжней всего было примкнуть к самому сильному племени, научившись видеть то же, что его представители. Так было просто спокойней. Даже если человек жил номинально под властью другого клана.

В древних фильмах говорили: «сила там, где правда». Так и есть, они всегда рядом. Но не потому, что сила приходит туда, где правда. Это правда приползает туда, где сила.

Самые успешные общаются между собой на картавом старофранцузском, - чтобы никого случайно не задеть. Киномафия и пожилые феминистки захватили реальную власть и повысили «возраст согласия» до сорока шести лет.

Ну и, понятно, интеллектуалы разоблачают репрессивный оркский режим.

Любое другое поведение экономически плохо мотивировано.

Жизнь «верхов» (вертухаев) и «низов» (орков) резко отличается по технологиям.

Какой микрочип можно сделать в уркаганате под шансон? Тут можно качественно производить только один продукт – воцерковлённых говнометариев. Ещё можно трупным газом торговать. Или распилить трубу и продавать её за Великую Стену.

А здесь закон – украл сто миллионов маниту, сразу почётный гражданин Лондона и оркский инвестор. Так все серьёзные вертухаи делают.

Время от времени (примерно один раз в год ) «низы» идут войной на свою «верхнюю» элиту. Из-за разницы технологий простые орки гибнут тысячами (отправляясь на поля Алкаллы), а жертвы среди «верхних» бывают крайне редко, да и то лишь из-за нелепых случайностей.

В этом мире национальностей нет, но есть профессионально-цеховые сообщества. Выбирая себе профессию, человек выбирает и тень осеняющей её национальности.

«Немцы» - это лучшие механики и технологи. Делают моторенвагены и варят сорок сортов пива.

«Японцы» рисуют силуэтное, теневое, занавесочное 2D-япорно, а так же дерп-хентай – всё то, что формально не попадает под закон о детской порнографии. Они же собирают всевозможные фаллоимитаторы и вагинозаменители.

«Американцы» делают маниту (от слова «мани»). И снимают снафы.

«Евреи» - это священники, у которых копирайт на Маниту.

(Всё есть Маниту, а раз Маниту во всём, то пусть три главные вещи в мире будущего носят одинаковое имя. Земной образ Великого Духа, панель личной информации (монитор) и универсальная мера ценности…)

Ещё они снимают снафы вместе с американцами, и даже непонятно, кто в этом деле будет главнее.

«Французы» - ударные интеллектуалы Биг-Биза, лучшие дискурсмонгеры.

«Англичане» в юности дают лучших протестных панков, а в зрелости – лучших банковских клерков.

А вот что такое в этом мире будущего быть «русским»?

Если верить экранным словарям, то это – ездить на немецком автомобиле, смотреть азиатское порно, расплачиваться американскими деньгами, верить в еврейского бога, цитировать французских дискурсмонгеров, гордо дистанцироваться от «воров во власти» - и всё время стараться что-нибудь украсть (хотя бы в цифровом виде). Словом – сердце мира и универсальный синтез всех культур.

Наша старинная русская традиция как раз и строилась вокруг того, что не имела ничего своего, кроме языка, на котором происходило осмысление этого «ничего». Чем-то похожим занимались евреи, но они назвали свою пустоту Богом и сумели выгодно продать её народам поглупее.

А мы?

Мы пытались продать человечеству отсутствие Бога. С метафизической точки зрения такое гораздо круче, и поначалу даже неплохо получилось – поэтому наши народы когда-то и считались мистическими соперниками. Но если на Боге можно поставить национальный штамп, то как поставить его на том, чего нет!

Вот отсюда и древний цивилизационный кризис моих предков, проблемы с самоидентификацией и заниженная самооценка, постоянно приводившая к засилью церковно-бюрократического мракобесия.

Есть вещи, которые являются правдой для одного и неправдой для другого. Из-за них, кстати, и возникает ненависть между людьми. Для того чтобы кто-то был хорошим, другой обязательно должен быть плохим. Поэтому пришлось объявить часть людей плохими. После этого добру уже нельзя было оставаться без кулаков. А чтобы добро могло своими кулаками решить все возникающие проблемы, пришлось сделать зло не только слабым, но и глупым.

Олдос ХАКСЛИ «ДВЕРИ ВОСПРИЯТИЯ»

Олдос ХАКСЛИ «ДВЕРИ ВОСПРИЯТИЯ» - СПб.: Азбука-классика, 2002. – 224 стр. Тираж 7000 экз.

 

Олдос Хаксли соглашается со знаменитым кембриджским философом Броудом в том, что «мы должны рассмотреть намного более серьёзно, чем это делалось прежде, теорию, которую выдвинул Бергсон в связи с изучением воспоминаний и чувственного восприятия. Предположение состоит в том, что функция мозга, нервной системы и органов чувств главным образом ОЧИСТИТЕЛЬНАЯ, а не производительная. Каждый человек в каждое мгновение способен вспомнить всё когда-либо произошедшее с ним и воспринять всё происходящее повсюду во вселенной. Функция мозга и нервной системы состоит в защите нас от переполнения и потрясения этой массой, в основном, бесполезного и ненужного знания: не допускать большую часть того, что мы иначе воспринимали бы в любой момент, а оставлять только ту, очень небольшую, специальную выборку, которая, вероятно, будет практически полезной».

 

Согласно подобной теории, каждый из нас в потенции является Всемирным Разумом. Но поскольку мы суть животные, наше дело – любой ценой выжить. Ради этой цели Мировой Разум приходится пропускать через редукционный клапан мозга и нервной системы. На выходе – жалкая струйка слабого сознания, которое пригодно (в основном) только для помощи в выживании на поверхности этой конкретной планеты.

И, после того, как он ознакомился с вышедшим в 1886 году первым систематическим исследованием кактуса-пейотля, сделанным немецким фармакологом Людвигом Левиным, Олдос Хаксли начинает свою десятилетнюю экспериментаторскую работу с мескалином, псилобицином, ЛСД и прочими «магическими» веществами.

 

Ученые обратили внимание на близкое сходство химических формул мескалина, ЛСД и адреналина. За десять лет Хаксли совершил десять «путешествий» по ту сторону «дверей». Рядом с ним находились помощники (прежде всего – жена и знакомый врач), вели запись тех впечатлений, которые надиктовывал им Олдос Хаксли.

 

Основные выводы, которые сделал экспериментатор:

 

1.    Способность вспоминать снижается не намного (если вообще снижается).

2.    Зрительные впечатления значительно усиливаются и глаз обретает детскую невинность восприятия. Интерес к пространству уменьшается, а интерес ко времени падает практически до нуля.

3.    Хотя интеллект остаётся неповреждённым, а восприятие колоссально улучшается, воля переживает глубокую перемену к худшему. Принявший мескалин не видит причин чем-либо заниматься и находит большинство дел, ради которых он обычно готов действовать и страдать, глубоко неинтересными. Они не могут его побеспокоить по той простой причине, что он думает о вещах получше.

4.    Эти «вещи получше» могут переживаться «вовне», «внутри» или в обоих мирах, внутреннем и внешнем, одновременно или последовательно.

 

Когда Всемирный Разум просачивается мимо уже не совсем герметичного клапана, начинают происходить биологически бесполезные вещи. В некоторых случаях это может быть экстрасенсорное восприятие. Другие люди обнаруживают мир фантастической красоты. Для третьих открывается великолепие, бесконечная ценность и глубокий смысл данного мгновения.

На последней стадии безэговости появляется «смутное знание», что Всё во всём – на самом деле Всё есть каждое. И, конечно же, намного повышенное (под действием мескалина) восприятие цвета!

 

Мескалин доводит все цвета до высочайшей силы и делает воспринимающего способным с различать несметное множество тончайших оттенков, которых обычно он не в силах отличить. По-видимому, для Всемирного Разума так называемые вторичные характеристики вещей являются первичными.

 

Олдос Хаксли считал алкоголь слишком опасным для человека (из-за многих причин: токсичности, аварий на дорогах, затратности производства и проч.).

Единственно разумной политикой он считал возможность открытия других Дверей в Стене, замене старых дурных привычек на новые и МЕНЕЕ ВРЕДНЫЕ. Одни из этих, более пригодных дверей будут по своей природе социальными и технологическими, другие – религиозными или психологическими, третьи – диетическими, образовательными или спортивными. Но потребность в повторяющихся химических отпусках от невыносимой самости и отталкивающего окружения, без сомнения сохранится. Необходим новый наркотик, который будет успокаивать и утешать наш страдающий род и приносить в конечном итоге НЕ БОЛЬШЕ ВРЕДА, чем он принесёт добра вначале. Подобный наркотик должен быть сильнодействующим в минимальных дозах и легко синтезируемым. Если он не обладает такими свойствами, его изготовление, как изготовление вина, пива, крепких напитков и табачных изделий, будет мешать обязательному росту производства пищевых продуктов и древесного волокна. Он должен быть менее токсичен, чем опиум или кокаин, менее связан с нежелательными социальными последствиями, чем алкоголь или барбитураты, менее неблагоприятен для сердца и лёгких, чем смолы и дым сигарет. А с положительной стороны, он должен производить изменения в сознании более интересные, по своей природе более ценные, чем простой покой или сон, иллюзия всемогущества или освобождение от запретов.

 

Исследователи мескалина утверждают, что завзятые потребители пейотля более трудолюбивы, более воздержаны (многие вообще отказались от алкоголя), более миролюбивы, чем те люди, которые не употребляют мескалин.

 

Тут надо твёрдо знать, что негативные эмоции – страх, означающий отсутствие доверия, ненависть. Гнев или злоба, исключающие любовь, гарантируют, что визионерское переживание, если оно и появится, будет отталкивающим. Фарисей – это добродетельный человек, но его добродетель совместима с негативными эмоциями. Поэтому его визионерское переживание вероятее будет инфернальным, нежели блаженным.

 

Отсюда проистекает неимоверная важность, приписываемая во всех великих религиозных традициях состоянию разума в момент смерти.

 

Хаксли, в своих визионерских переживаниях, был убеждён, что ЛСД, мескалин и подобные им вещества, поднимают занавес между мирами и дают экспериментатору возможность заглянуть в параллельные миры.

 

P.-S. В 1960-м году состоялась историческая встреча Олдоса Хаксли с Тимоти Лири, о чем рассказал сам Тимоти Лири в своей статье «Грибы на ланч».

Захар ПРИЛЕПИН «ЧЁРНАЯ ОБЕЗЬЯНА»

Захар ПРИЛЕПИН «ЧЁРНАЯ ОБЕЗЬЯНА» - М.: АСТ: Астрель, 2011. – 285 стр. Тираж 5100 экз.

 

Захар Прилепин привлёк моё внимание с первой страницы того текста, который впервые попал в мои руки. А был это «ОТБОРНЫЙ КОЗИЙ ИЗЮМ» - ( ), где Прилепин дал резкую оценку творчества Татьяны Толстой.

Затем были его многочисленные рассказы, книга «Именины сердца» (с подзаголовком разговоры о русской литературе). И я уже понимал, что буду с интересом открывать каждую новую книгу этого автора.

Чтобы дать некоторое понятие об авторском почерке, я приведу обширную цитату:

 

«У дороги вдруг нарисовался магазин сельпо. Странно, пока шли сюда, его за кустами не приметили. В магазине ровно летали руки красиво, но ненадёжно стояли друг на друге консервные банки. На нижних полках пузато расположились стеклянные трёхлитровки с соленьями – и было заметно, что соленья давно живут внутри обособленной, разнообразной и, возможно, даже разумной жизнью, я бы не рискнул иметь с ними дело.

В углу лежала халва, порубленная вместе с бумагой и опилками. Присмотревшись к бумаге, можно было рассмотреть фамилии политиков, которые покинули эфир, когда я ещё не служил в армии и носил чёрные носки

- Пивка? – произнёс я слабым голосом.

- По жопе пинка, - ответила мне продавщица, не шевельнув и бровью.

Мухи на неё не садились.

Возле магазина, на жаре, спаривались, не получая ни малейшего удовольствия, две собаки. Сука замучено косилась в крапиву. На крапивном листе подыхал от жары жук. Кобелю было хуже, чем жуку».

 

Пересказывать книгу  - дело неблагодарное. Можно сказать только то, что сюжет – крутой экшен о секретной правительственной лаборатории, где выращивают для спецзаданий особо жестоких детей.

А проза Захара Прилепина интересна не только туго закрученным сюжетом, но, прежде всего, авторскими мыслями. В уста одного из своих литературных героев он вкладывает рассуждение о том, что мудрость старости - чушь с биологической точки зрения: клетки их мозга уже разрушены, миллионы клеток просто умерли – даже не от алкоголя и наркотиков, а в силу естественных причин. От дряхлости! Надо как-то ломать эти нелепые догмы: всевластие седых, обрюзгших, разрушенных, губящих, кстати говоря, целые империи – зачем оно нам? Какой в нём смысл?

Другой литературный герой, профессор, устраивает импровизированный экзамен журналисту, окончившему некогда исторический факультет. Убедившись в том, что историк из него никакой, спрашивает:  «У вас на курсе были действительно умные ребята, обладающие безупречным знанием? Или, быть может, у вас были преподаватели, в речах которых даже вы – лентяй и недоучка – не находили кромешных ошибок?»

Ответ был таким: «Сокурсники мои были добродушные идиоты, преподаватели сплошь и рядом несли катастрофическую ахинею».

«Вы только подумайте – говорит профессор – не страшно ли вам идти лечиться, если лечат нас такие же врачи, каким вы стали историком?»

А представляете вы, кто у нас, например,  идёт в политику – они вообще непонятно чему учатся! Думаете, они умеют делать то, что они делают? Имеют об этом хоть какое-то представление?

 

Читать Захара Прилепина – это значит размышлять совместно с автором над самыми актуальными вопросами сегодняшнего дня.

Рекомендую его книги тем, кто ещё незнаком с этим талантливым писателем .

 

«Человек в Системе». Михаил Веллер

230557.jpg

Михаил ВЕЛЛЕР «ЧЕЛОВЕК В СИСТЕМЕ» - М.: «Астрель», 2010. 574 с. Тираж 50 000 экз.

 «Философия – это сочетание известных фактов в неизвестную истину» -неплохо «отлил в граните» Михаил Иосифович. И вся его новая книга – это отнюдь не повторение ранее высказанных истин.

Михаил Веллер не претендует на официальное звание философа, но вряд ли кто-нибудь будет отрицать его право на звание мыслителя. Если даже истоки энергоэволюционизма и взяты в работе Эвальда Васильевича Ильенкова «Космология Духа», то основная идея творчески переработана и получила весьма основательное творческое развитие.

В изучении, реставрации, трактовке Истории – сталкиваются два базовых инстинкта.

Один – это инстинкт познания: стремление к истине и к максимуму информации. Максимум объективности и максимум знаний необходимы для анализа и адекватной реакции.

Второй – инстинкт максимального действия.

Стремление к истине расходится со стремлением к значимости. А история народа – это биография группы и характеристика народа.

Интерес к истории – психологически обусловленная потребность в групповой самоидентификации.

Нет и не может быть одной лучшей формы политического устройства. Но каждому народу, в каждой ситуации, на каждой стадии развития цивилизации, - наиболее подходит конкретный строй. От которого минимум вреда и максимум пользы.

Демократия не подходит для войны, для дикарей, для унтерменьшей.

Дикарь может с младенчества адаптироваться на среднем и даже вышесреднем уровне в цивилизованное общество. Но. Могут ли представители его народа создать из себя цивилизованное общество – вот в чём вопрос.

На сегодняшний день – ответ отрицательный. Пытаются. Им помогают. Но – получается ужасно…

Способность адаптироваться к цивилизации – ещё не есть способность создать цивилизацию. Передача информации сама по себе не может изменить биосоциальную матрицу народа, этноса, расы.

Игнорирование или принципиальное отрицание этого факта породило многочисленные политические, экономические и этнические трагедии конца ХХ – начала ХХI века. Коррупция, тирания, геноцид, религиозные войны, алкоголизм, голод и анархия – вот что явилось следствием «цивилизационного равенства» в Африке, Латинской Америке, Среднем Востоке и Океании (в разных пропорциях и ассортименте, разумеется).

Наивно надеяться, что цивилизация может самовоспроизводиться при этнической замене носителя. Исторические иллюстрации здесь ярки и однозначны. Цивилизация, пройдя фазы развития, сходит со сцены вслед за народом, её создавшим.

Могут сказать, что история много раз видела, как некультурные варвары сметали изысканные цивилизации!

Эти цивилизации являли ранее непревосходимую мощь! Если труп льва едят черви – это ещё не значит, что черви сильнее и победили. Закат и гибель цивилизации в разнокультурном, разноуровневом мире, - это не заря человечества, где конкурировали дикари сходного уровня развития.

Культура есть разность между биологической и социальной формами существования материи.

Поведение в социуме матрицируется сверху вниз.

Никогда не снизу вверх. Правители всех мастей могут впаривать народу что угодно – но только личным примером правитель может научить-заставить-побудить народ поступать так, как надо.

Образ жизни и действия правителя – народу является как образец для подражания и цель стремлений.

Почему пожелание сменить власть и людей у власти стало называться «экстремизм»?

1 2 3 4
← Ctrl →

 Рейтинг@Mail.ru